Почему мы так много места уделяем характеристике алкоголизма? Очень просто: мы постоянно сталкиваемся с типичной ситуацией, когда близкие к больному алкоголизмом люди слишком поздно задумываются об оказании ему реальной действенной помощи. Проходит десять и более лет с начала развития болезни, и только тогда члены семьи алкоголика убеждаются в том, что он серьезно болен. Еще несколько лет члены семьи тянут время, не обращаясь за квалифицированной помощью.

Психологические мотивы этого косвенного потворства пороку понятны: легче отмахнуться от алкоголизма своего ближнего, приняв это состояние за нормальное («все пьют»), чем согласиться с нерадостным фактом наличия у члена семьи трудноизлечимой болезни.

Проблема усугубляется еще и тем, что первые попытки родственников (зачастую неправильные) вмешаться в проблему алкоголика приводят к развитию у него способности манипулировать людьми. Он пытается убедить близких в том, что они его предают, не доверяют его обещаниям самому бросить пить и т. п. Иногда алкоголик угрожает, что при попытках вмешательства станет пить еще больше, «сделает что-нибудь» с собой или с близкими, уйдет из дома. Что бы он ни говорил, цель у него одна: показать, что «раскачивание лодки» будет всем дорого стоить.

Очень редко больной алкоголизмом человек сам обращается за помощью. Наоборот, с началом алкоголизма он начинает скрывать свою страсть к спиртному. В своей практике нам не раз приходилось сталкиваться со случаями, когда приходящий в Школу трезвения человек пытался отрицать очевидные признаки своего алкоголизма. Это тоже один из симптомов алкоголизма, но более поздних стадий. Этот симптом называется алкогольной азогнозией.

Алкогольная азогнозия проявляется не просто в отрицаниях болезни на словах, которое можно было бы расценить как лживость, а стойкая убежденность человека в том, что алкоголизма у него нет, несмотря на очевидные признаки страсти к спиртному. Разубеждать таких людей мы не беремся. Каждый злоупотребляющий алкоголем может, если захочет, разобраться сам, на какой стадии развивается его болезнь. Описание стадий алкоголизма мы приводим по труду Д. Д. Еникееевой «Книга для пьющего человека» (стр. 128–172) в сокращенном и переработанном виде. Если вы уже прочли предыдущие главы этого раздела, разобрались в диагностических критериях алкоголизма, то вам будет легче уяснить основные симптомы этого заболевания и его стадии.

При типичном алкоголизме (со сходными для большинства больных симптомами) выделяют три последовательные стадии.

Первая стадия типичного алкоголизма

На первой, начальной стадии алкоголизма происходят и количественные, и качественные изменения. Учащаются выпивки, злоупотребление алкоголем становится систематическим. Увеличивается количество спиртного, которое человек может выпить (в 3–10 раз и более по сравнению с изначальной толерантностью).

Здесь переносимость алкоголя (толерантность) возрастает гораздо быстрее, чем на этапе бытового пьянства, поскольку уже нет защитного рвотного рефлекса, который бы ограждал организм человека от чрезмерных доз. Появляется устойчивость не только к дозе, но и к частоте злоупотребления спиртным, поскольку организм приспосабливается (адаптируется) к действию алкоголя.

Некоторые алкоголики считают, что они лучше работают, когда выпьют, чем когда они трезвые. И это действительно так, особенно на 2-й стадии заболевания. В трезвом виде все их мысли заняты проблемой, как бы выпить, а, выпив, они успокаиваются. Некоторые даже могут водить автомобиль, выпив «свою» дозу, или выполнять другие сложные действия, причем, их субъективное самочувствие даже лучше, чем в трезвом состоянии. Это убеждает многих алкоголиков в том, что спиртное оказывает на них благотворное действие, хотя здесь они путают причину со следствием: в результате длительного злоупотребления происходят такие изменения в организме, которые требуют постоянной подпитки алкоголем, а если организм не получает того, в чем уже имеется потребность — его функции нарушаются.

Здоровый человек, выпив накануне, утром испытывает отвращение к спиртному. Даже его запах может вызвать позыв к рвоте. Этой реакцией (утренним отвращением к спиртному) организм человека предохраняет себя от продолжения злоупотребления алкоголем. Это тоже защитная реакция организма, как и рвотный рефлекс.

У больного алкоголизмом чувство отвращения к спиртному исчезает. Уже в первой стадии больной может позволить себе выпить не только вечером, но и утром. Чем больше он будет насиловать свой организм, ломая механизмы его защиты, тем быстрее развивается заболевание.

Из-за того, что организм приспосабливается (адаптируется) к постоянному воздействию алкоголя, эффект прежней дозы угасает. Чтобы достичь желаемой степени опьянения, алкоголик наращивает дозы спиртного, и толерантность (выносливость к спиртному) быстро повышается.

Первую стадию алкоголизма еще называют стадией возрастающей толерантности. Переносимость алкоголя достигает своего максимума к концу первой стадии и во второй стадии стабилизируется.

Уже в первой стадии меняется картина опьянения. У алкоголика седативный (успокаивающий) эффект спиртного исчезает, и проявляется активирующее, стимулирующее действие алкоголя — выпив, он становится активным, не может усидеть на месте, проявляет инициативу, стремится чем-то заняться.

Активность больного алкоголизмом чаще всего непродуктивна и может выражаться в суетливости, неусидчивости, излишней жестикуляции, безсмысленной болтливости «ни о чем», а начатое дело остается незаконченным, так как алкоголик быстро теряет к нему интерес.

В опьянении черты характера пьющего становятся более заметными, делаются как бы рельефными. Это называется заострением личностных черт в опьянении.

Вспыльчивый человек становится еще более возбудимым, не терпит замечаний, все принимает на свой счет, по малейшему поводу дает бурную реакцию, может проявить агрессию и затеять драку.

Злопамятный, мстительный человек любое замечание воспринимает как тяжелую обиду, может затаить злобу и вынашивать планы мести, решив, что его оскорбили.

Человек, склонный к рассуждениям, становится еще более многословным. Его речь — безсмысленное мудрствование о проблемах, которые его совершенно не касаются. Избегая шумного общества, он выбирает одного собеседника, донимая его в течение всего вечера нудными рассуждениями.

Необщительные люди в опьянении становятся угрюмыми, мрачными, еще более замкнутыми и немногословными, не принимают участия в общем веселье, уединяются или вообще предпочитают пить в одиночестве, а не в компании.

Человек, любящий привлекать к себе всеобщее внимание, много «играет на публику», хвастается мнимыми успехами. Он может весь вечер развлекать собеседников, не замолкая ни на минуту и не давая и слова вставить другим, сочиняет истории о своих мнимых похождениях, привирает и на все готов, лишь бы быть в центре внимания.

Пессимист, который и в трезвом состоянии склонен многое видеть в мрачных тонах и постоянно ждать каких-то неприятностей, в опьянении может еще больше погрузиться в плохое настроение, вплоть до депрессии. Он сетует на несправедливость судьбы, считает себя неудачником, никчемным и слабовольным человеком, которому постоянно не везет в жизни. Якобы именно поэтому он ищет утешения в спиртном.

У людей с неустойчивым настроением проявления их эмоций становятся еще более бурными, утрированными, настроение постоянно меняется. По ничтожному поводу они расстраиваются и рыдают, а через некоторое время уже громко хохочут.

Провалы в памяти — один из характерных симптомов алкоголизма. На 1-й стадии алкоголизма они проявляются в легкой форме: человек не может отчетливо и последовательно рассказать о периоде опьянения, не может вспомнить отдельные детали, нюансы, эпизоды, а основные события, происходившие в период опьянения, помнит. Воспоминания о периоде опьянения бывают также смутными, неотчетливыми («как бы в тумане»). Этот симптом называется палимпсестом. Он возникает после опьянения средней глубины.

А при глубоком опьянении возникает более тяжелый симптом. Он называется амнезией. Человек не может вспомнить целый период, порой довольно продолжительный. До определенного момента он помнит, где, с кем он начал выпивать, а с какого-то периода ничего не может вспомнить: ни что он говорил или делал, ни что натворил в пьяном состоянии, ни как добрался домой или оказался в незнакомом месте. Если его собутыльники ему подскажут, как было дело, он может кое-что припомнить или же не вспомнит ничего. Это и есть провалы в памяти, амнезии, или блэкауты.

Это уже грозный симптом, который указывает на то, что алкоголь разрушающе действует на центральную нервную систему. Раннее появление провалов памяти — плохой признак в аспекте прогноза заболевания и чаще всего свидетельствует о злокачественном течении алкоголизма. На 1-й стадии амнезии (блэкауты) обычно возникают только после тяжелого опьянения, а дальше они становятся постоянными и на 2-й и 3-й стадиях возникают после каждого опьянения.

Иногда пьющий человек сознательно лжет, что ничего не помнит из того, что с ним было, особенно, если в опьянении он совершил какой-то недостойный или криминальный поступок. Это не амнезия. Проверить это легко. При провалах в памяти человек не помнит ничего, что происходило в определенный период времени, а при сознательном обмане «не помнит» только свои дурные поступки, но об остальном может рассказать.

При сформированном алкоголизме симптомы объединяются в комплексы. Комплекс взаимосвязанных симптомов называется синдромом.

Ранее уже говорилось об измененной реактивности организма. Это синдром, который включает несколько симптомов, а именно:

а) утрату защитного рвотного рефлекса;

б) утрату чувства отвращения к спиртному по утрам;

в) изменение формы потребления алкоголя — переход от эпизодического к систематическому злоупотреблению;

г) способность организма нормально функционировать при многодневном потреблении спиртного;

д) изменение проявлений опьянения (исчезновение успокаивающего действия алкоголя и появление активирующего, стимулирующего эффекта, утрированное проявление черт характера в опьянении).

Второй важный синдром, который появляется на 1-й стадии алкоголизма, — это синдром психической зависимости, то есть зависимость психического состояния человека от присутствия или отсутствия в его организме алкоголя. Сформировавшись в начальной стадии алкоголизма, этот синдром в дальнейшем существует на всем протяжении заболевания.

Синдром психической зависимости включает два симптома:

а) психическое влечение к алкоголю (первичное патологическое влечение);

б) способность ощущать психический комфорт только в состоянии опьянения.

Все проявления алкоголизма (они называются клинической картиной заболевания) на первой стадии определяются этими двумя синдромами. На следующих стадиях возникают новые симптомы и синдромы, клиническая картина алкоголизма усложняется и утяжеляется.

С началом алкоголизма механизмы, обезпечивающие физиологический контроль за «мерой» выпитого, уже нарушены: рвотный рефлекс утрачен, чувства отвращения к спиртному наутро нет, и переносимость алкоголя начинает быстро возрастать.

Способность переносить большие дозы спиртного без явных нарушений (а похмелья на этой стадии еще нет) создает у человека ложную уверенность, что его пьянство остается без последствий.

Алкоголик может позволить себе принимать большие дозы, поскольку его организм уже не протестует против этого. Наконец, рано или поздно он превышает «критическую» дозу, после которой появляется вторичное, неодолимое влечение к алкоголю, и пьющий уже не в состоянии контролировать дальнейшее потребление спиртного.

Но как бы ни возросла переносимость спиртного, и она тоже имеет свои пределы. И когда алкоголик превышает предел собственной переносимости спиртного, возникает передозировка. Это тяжелое опьянение с выраженными нарушениями сознания (сопор, прекоматозное состояние, алкогольная кома), которое без своевременно оказанной медицинской помощи может закончиться трагически. Но если дело до этого не доходит, то на определенной дозе алкоголик «отключается» и засыпает тяжелым безпробудным сном.

Чем чаще такие передозировки, тем быстрее нарастает переносимость спиртного, появляются новые симптомы заболевания, и оно развивается ускоренными темпами.

На первой стадии алкоголизма похмелья наутро еще нет. Но утром алкоголик уже не так бодр и свеж, как раньше. Он с трудом просыпается, ощущает себя вялым, разбитым, любая работа его утомляет, настроение снижено и неустойчиво, он раздражителен и нетерпелив, нарушается сон.

Этот комплекс симптомов называется астеническим синдромом. Длительность его может быть от нескольких дней до 3–4 недель после прекращения употребления спиртного.

Потребности в опохмелении у алкоголика на первой стадии заболевания еще нет (она будет во 2-й стадии) , но если он утром немного выпьет, его общее состояние улучшится, все неприятные симптомы исчезнут. Но на этой стадии многие больные стараются не пить по утрам, так как они считают, что это свойственно алкоголикам, а они себя таковыми не признают. Причем, и окружающие их тоже пока не считают их алкоголиками, потому что у большинства людей существует неверное мнение, что алкоголик только тот, кто опохмеляется по утрам.

От того, насколько сформирована у человека правильная духовно-нравственная установка в отношении пьянства, насколько он способен контролировать свое потребление алкоголя в зависимости от ситуации, во многом зависит дальнейшее развитие алкоголизма. Чем больше факторов, сдерживающих злоупотребление спиртным, чем выше способность человека критически относиться к себе, своему поведению, тем больше шансов избавиться от алкоголизма.

Вторая стадия типичного алкоголизма

Началом 2-й стадии алкоголизма является возникновение неодолимого влечения к алкоголю.

Если на 1-й стадии такое влечение может возникнуть только в состоянии опьянения при превышении «критической» дозы, то во 2-й стадии неодолимое влечение (его еще называют компульсивным) возникает и в трезвом состоянии.

Влечение к алкоголю уже не зависит от ситуации. Оно существует постоянно. Борьбы мотивов «выпить — не выпить» уже нет, алкоголик не в состоянии преодолеть влечение, да и не стремится это сделать.

Если на предыдущей стадии алкоголик еще пытался замаскировать свои частые выпивки различными благовидными предлогами, предпочитал выпивать в своей постоянной компании, в профессиональном коллективе или с друзьями, то на 2-й стадии алкоголизма больного уже не удовлетворяет та частота и дозы спиртного, которые приняты в его кругу (если это не компания алкоголиков).

Ему мало этого, и он ищет новых собутыльников, перед которыми ему не нужно стесняться и ограничивать себя. Он находит таких партнеров, которые пьют столько же, сколько и он сам, или еще больше.

Он уже может пить со случайными собутыльниками у винного магазина или в пивном баре. Если не хватает денег на спиртное, он уносит из дома и продает личные и семейные вещи, берет деньги в долг, выпрашивает у малознакомых людей и может пойти на противозаконные действия.

Количество потребляемого спиртного, достигнув максимума в конце 1-й стадии, во 2-й стадии остается стабильным и больше не повышается. Поэтому эту стадию еще называют стадией устойчивой толерантности.

Во 2-й стадии заболевания изменяется состояние опьянения: седативный (успокаивающий) эффект исчезает, а алкоголь уже оказывает только стимулирующее действие. Сон наступает лишь после приема определенной дозы спиртного.

Вместо веселья и благодушия у алкоголика в опьянении возникает раздражительность, недовольство, безпричинная злобность (такое опьянение называется дисфорическим, то есть состояние, противоположное эйфории — безпечного благодушия, которое свойственно больным с 1-й стадией алкоголизма) и агрессивность. По незначительному поводу алкоголик может наброситься с кулаками на членов своей семьи, избить жену и детей. Он может подраться и со своим собутыльником, но обычно его агрессивность направлена на более слабых людей, которые не могут дать ему сдачи. Но иногда в пьяном виде может вступить в драку и с человеком намного сильнее себя или оказать безсмысленное сопротивление сотрудникам правоохранительных органов.

Амнезии (провалы в памяти) становятся регулярными и возникают практически после каждого опьянения не только глубокой, но и средней степени.

Выпив значительное количество спиртного, большинство больных алкоголизмом не осознают степени своего опьянения и не признают это. Даже в состоянии сильного опьянения, качаясь, падая и еле ворочая языком, они заявляют, что абсолютно трезвы.

На этой стадии алкоголика устраивает только глубокая степень опьянения. Способность переносить высокие дозы и отсутствие защитных реакций приводят к тому, что если у него достаточно спиртного или денег на его приобретение, то практически каждый раз он напивается до тяжелого опьянения.

Если денег у него недостаточно, то он переходит на более дешевые спиртные напитки, а иногда сознательно пьет спиртное с плохой степенью очистки, содержащее большое количество сивушных масел, поскольку это вызывает более глубокое опьянение. Иногда он мешает крепкие спиртные напитки со слабыми, например, водку с пивом или дешевым вином («чтобы быстрее и крепче взяло»). То, что наутро он проснется в тяжком похмелье, его не очень-то безпокоит, поскольку это будет завтра, а «хорошенько» выпить ему хочется сегодня.

На этой стадии алкоголизма возникает похмельный синдром и потребность в опохмелении.

Похмельный синдром — один из наиболее рельефных симптомов алкоголизма, его еще называют алкогольным абстинентным синдромом, или алкогольной абстиненцией.

Суть его состоит в том, что организм, перестроившись под влиянием длительного и сильного злоупотребления алкоголем, уже не может без него нормально функционировать, и возникает физическая (а не только психическая, как в 1-й стадии) потребность в алкоголе. Если прием спиртного резко прекращается, организм алкоголика бурно реагирует, не получая того, что уже является насущной необходимостью.

В Школе трезвения люди часто интересуются проявлениями алкогольной абстиненции, поэтому мы приводим один из ее ярких примеров: «Голова — источник множества страданий. В первую очередь — боли, как от ударов молотка, тупые и в то же время сильные. Малейший поворот головы отзывается болью в затылке. Открываешь глаза — снопы света бьют в лобную часть черепа. В ушах звон, откуда-то доносятся мерзкие скребущие звуки. Рот спекся. Слюна высохла. Вкус во рту отвратителен, дыхание кажется зловонным — и такое оно есть на самом деле. Язык и глотка обложены. В груди изжога. Стоит пошевелиться, как начинается сильнейшее головокружение. Ощущение тошноты немедленно передаются желудку, у которого и собственных проблем достаточно. Дурнота, как при морской болезни, иногда завершается приступом рвоты, но чаще безконечно долго держит свою жертву в полуобмороке, который сопровождается малоприятными позывами в желудке, но никак не дает этим позывам завершиться очистительными конвульсиями. Кроме того, стенки желудка порядком разъедены алкоголем, что также приводит к расстройству. Нервная система все еще находится под наркотическим воздействием, отчего тело охватывает дрожь, которую невозможно унять; особенно сильно дрожат руки. Все это сопровождается ознобом, и в придачу ко всему лицо покрывается красными пятнами»[1].

К человеку, находящемуся в подобном состоянии, очень хорошо подходит восклицание Шекспира: «Господи! Самим класть в свой рот отраву, которая превращает тебя в дурака и скотину!»[2].

Во 2-й стадии алкоголизма к уже имеющимся синдромам измененной реактивности и психической зависимости присоединяется и синдром физической зависимости.

Синдром физической зависимости означает зависимость физического (а не только психического, как на 1-й стадии) состояния от присутствия или отсутствия в организме алкоголя. Он служит проявлением нездоровой потребности организма в приеме алкоголя.

В синдром физической зависимости входят следующие симптомы и синдромы:

а) непреодолимое (компульсивное) влечение к алкоголю;

б) потребность в физическом комфорте;

в) алкогольный абстинентный синдром (синдром похмелья).

Поведение алкоголика становится вынужденным, зависимым от влечения. Непреодолимое (компульсивное) влечение возникает и в опьянении, и в состоянии похмелья, и в трезвом состоянии. Из-за этого алкоголиком утрачивается ситуационный контроль.

Утрата ситуационного контроля — это неспособность человека отказаться от злоупотребления спиртным, даже в неподобающей ситуации. Алкоголик может появиться в нетрезвом виде на работе, в обществе непьющих людей, где это осуждается, может пить на своем рабочем месте.

Потребность в физическом комфорте выражается в том, что только лишь в состоянии опьянения организм алкоголика «нормально» функционирует. Без опьянения такой человек ощущает вялость, разбитость, физическое (то есть телесное) неблагополучие, а выпьет, его физическое состояние приходит, как он считает, в норму.

Со временем возникает тяжелый похмельный синдром. Он проявляется в следующем.

После приема больших доз спиртного (а при дальнейшем развитии заболевания уже и после любой выпивки) человек засыпает тяжелым сном, и его в таком состоянии трудно разбудить. Но ближе к утру сон становится поверхностным, с кошмарными сновидениями.

Рано утром (обычно в 5–6 часов утра) алкоголик просыпается от страшной тревоги и страха. Все вокруг пугает и настораживает, в темноте ему страшно, но и при свете не многим лучше. Тени от предметов он принимает за «черного человека», который пришел за ним. Сердце бешено колотится в груди, стучит в голове, он весь в липком горячем поту, руки и ноги, как ватные, нет сил, голова болит и кружится, перед глазами черные круги. Встает он с большим трудом. Его качает, пол уходит из-под ног, ему кажется, что он вот-вот упадет, движения неуверенные и замедленные. Он ощущает вялость, сильную слабость, все внутри дрожит мелкой дрожью, трясутся руки, голова, и иногда дрожь сотрясает все тело.

Во рту неприятный привкус и сухость, язык шершавый, как терка, сильная жажда, тошнота, может быть неоднократная рвота. Аппетит снижен или отсутствует, еда и даже мысли о ней вызывают отвращение и позыв к рвоте. Единственное чего хочется — это холодного и кислого питья (кваса, рассола, минеральной воды). Могут быть боли в сердце, в желудке, артериальное давление повышено, пульс учащен.

Психическое состояние тяжелое: настроение пониженное до степени депрессии, тревога, страх, пугливость, безпокойство, раздражительность, могут быть галлюцинации. Работоспособность значительно снижена, или он вообще не может работать. Все мысли человека в таком состоянии сконцентрированы на том, что надо немедленно опохмелиться, иначе случится непоправимое, он умрет.

Доза спиртного индивидуальна и колеблется от 100 до 250 г крепких спиртных напитков или вдвое большего количества слабых. Если алкоголик выпивает минимальную для опохмеления дозу, то похмельные симптомы лишь ослабевают, но полностью не исчезают. Если выпьет больше, чем нужно для опохмеления, то он опьянеет, станет благодушным, все тревоги и раскаяние остаются позади. Доза, которая требуется для опохмеления, зависит от количества выпитого накануне спиртного, его качества, смешения крепких и слабых спиртных напитков, от стадии алкоголизма и тяжести похмелья (алкогольного абстинентного синдрома).

Но выпитая доза действует лишь определенное время, несколько часов (чем дольше заболевание, тем короче этот период), затем все симптомы похмелья возвращаются. Алкоголик должен выпить еще, а через несколько часов еще, а потом еще, и так за день набирается значительное количество — больше, чем выпито накануне. А наутро все возобновляется в еще более тяжелой степени и так далее. Возникает эпизод многодневного пьянства, который называется запоем.

Запой — это одно из тяжелых проявлений алкоголизма. В этом состоянии у человека полностью отсутствует не только количественный, но и ситуационный контроль. Даже если у алкоголика есть важные дела, его ждут на работе, это его не волнует, он озабочен только проблемой выпивки и может совершить длительный прогул, пока запой не прервется.

В редких случаях такой алкоголик может, опохмелившись, явиться на работу, и, кое-как выполнив самые необходимые дела. Но при первой же возможности сбежит с работы, чтобы выпить, или будет пить на работе, чем бы ему это ни грозило.

В течение запоя возникают многие психические нарушения и расстройства деятельности внутренних органов. При резком обрыве тяжелого и длительного запоя могут возникнуть тяжелые психические расстройства — галлюцинации и белая горячка (алкогольный делирий), что может привести к смерти. Больной начинает видеть устрашающие картины. По мере того, как человек помрачает в себе образ Божий, им все больше овладевают падшие духи и начинают являться в видимых и слышимых образах.

Во 2-й стадии обрыв запоя обычно происходит в связи с внешними причинами (кончились деньги, грозит увольнение с работы, жена угрожает разводом. В 3-й стадии обрыв запоя возникает потому, что сам алкоголик больше пить не в состоянии.

Наименее изученная форма алкоголизма — это запойное пьянство (дипсомания), когда человек не пьет месяцами и даже годами, но потом срывается в запой. Хотя он долгое время не пьет и не валяется под забором, но почти всегда мыслит и действует как алкоголик. Рано или поздно такая «трезвость» заканчивается, и алкоголик в очередной раз напивается.

Алкогольный делирий (белая горячка) — острый алкогольный психоз (делирий в переводе с латинского означает безумие, помешательство). Он характеризуется помрачением сознания, нарушением ориентировки в месте и времени, зрительными галлюцинациями, бредом, страхом и возбуждением. Он наблюдается примерно у 13% больных 2-й стадии.

Алкогольный делирий обычно возникает через 2–4 дня после обрыва запоя (реже — во время запоя). Первому приступу делирия обычно предшествует продолжительный запой, в последующем делирий может возникать повторно, уже после периодов непродолжительного запоя.

Предвестники алкогольного делирия длятся несколько часов, иногда несколько дней. Обычно к вечеру возникает тоска, тревога, депрессия, страх, настроение неустойчиво. Страх и тревога чередуются то с благодушно-беспечным настроением, то наступает апатия. Больные взбудоражены, безпокойны, непоседливы, болтливы. Появляются зрительные иллюзии: обманы восприятия, когда тень от предмета или висящая в углу одежда принимаются за человека, в узорах обоев на стене видятся чьи-то лица. Сон кратковременный, поверхностный, с кошмарными сновидениями. Затем наступает полная безсонница. Усиливаются беспокойство, тревога и страх.

Алкогольный делирий сопровождается дрожанием мышц (поэтому раньше его называли дрожательным делирием), чередованием озноба и потливости, учащенным сердцебиением, повышением температуры тела и артериального давления, увеличением печени, желтушностью глазных склер, бледностью кожи (поэтому делирий раньше называли белой горячкой). Но иногда может быть покраснение кожи лица. Характерна потливость со специфическим запахом — как от давно немытых ног. Делирий — крайне тяжелое состояние, требующее неотложной психиатрической и реанимационной помощи. При благоприятном исходе длительность делирия составляет от 2 до 5 дней, но может затянуться и на 2–3 недели.

При наличии тяжелого похмельного синдрома скрыть заболевание от окружающих уже невозможно. Даже если раньше окружающие не подозревали об алкоголизме, то теперь это всем становится ясно.

В развернутой 2-й стадии типичного алкоголизма появляются заметные изменения характера больного, которые называются алкогольным изменением личности. Больные алкоголизмом становятся лживыми, мелочно придирчивыми, эгоистичными, черствыми, грубыми, а иногда и жестокими, не заботятся о семье, игнорируют интересы детей. Все прежние интересы и привязанности угасают. Но перед людьми, от которых зависит выпивка, они заискивают. Они легко на словах раскаиваются, дают клятвенные обещания бросить пить, но без всяких угрызений совести эти обещания нарушают, как только представится возможность выпить, находя этому множество оправдательных объяснений.

Проявления их эмоций становятся утрированными: они бурно выражают радость, горе, сопереживание и сочувствие (на словах), легко умиляются и плачут. Из-за этого им снова верят, хотя они уже много раз нарушали свои обещания и нет никаких оснований им доверять. Но они так искренне обещают, бьют себя в грудь, становятся на колени, плача и вымаливая прощение, то вновь убеждают окружающих в своих добрых намерениях.

Они легко осваиваются в новом коллективе, проявляя внешнее дружелюбие, переходящее в фамильярность. Явную ложь они говорят с подкупающей искренностью. Они излишне откровенны в беседе с малознакомым человеком и в любой обстановке ведут себя непринужденно. Ничуть не смущаются своего непрезентабельного вида в приличном обществе.

Некоторые больные становятся апатичными, ко всему безразличными и оживляются лишь при предстоящей выпивке.

Еще больше заостряются черты характера. То, что раньше проявлялось лишь в состоянии опьянения, теперь проявляется и в трезвом виде.

Замкнутые люди становятся еще более угрюмыми, ни с кем не общаются, предпочитают пить в одиночку.

Легковозбудимые люди становятся совершенно невыносимыми, по малейшему поводу набрасываются с кулаками на своих близких или собутыльников, терроризируют свою семью.

Одним из проявлений изменения личности является алкогольная анозогнозия, которая на этой стадии становится особенно наглядной. Примечательно, что, даже испытывая тяжелое похмелье и регулярно опохмеляясь, типичные алкоголики не признают себя больными и по-прежнему убеждены, что алкоголизма у них нет, игнорируя очевидные факты.

На 1-й стадии алкоголизма многие больные не признают себя алкоголиками, ссылаясь на более тяжелые проявления заболевания, свойственные 2-й стадии алкоголизма. Их невозможно переубедить, что со временем (при продолжении злоупотребления спиртным) у них неминуемо возникнут те же самые нарушения, которые, по их мнению, свойственны больным алкоголизмом, но не свойственны им.

Во 2-й стадии типичного алкоголизма любая логика убеждения безсильна. Алкоголик упрямо, наперекор фактам, отрицает и болезнь в целом, и ее отдельные проявления. Система самооправданий не отличается разнообразием. Все больные алкоголизмом говорят примерно одно и то же: виноваты все вокруг, кроме него самого, все плохие и наговаривают на него, он несчастный и никем не оцененный человек, его никто не понимает и не жалеет и прочее. Развод с женой и потерю семьи он объясняет отсутствием взаимопонимания с женой: «Ну о чем с ней можно говорить?» Частую смену работы, увольнения по статье он мотивирует тем, что к нему постоянно придираются, или тем, что работа не устраивала его самого, хотя его выгнали за прогулы и пьянство в рабочее время. Приводы в милицию — тем, что оговорили соседи или жена и так далее.

Пытаясь разжалобить врача или любого другого собеседника, алкоголик может рассказать множество душещипательных историй, как его постоянно обижают все вокруг, как это его огорчает, и он «с горя» должен выпить, «чтобы успокоиться». При этом будет по-прежнему упорно твердить, что пьет как все, или скажет: «Выпиваю, а не пью». Будет настаивать, что может сам бросить пить.

Больной алкоголизмом создает систему «алкогольных алиби», которая должна, по его мнению, оправдать злоупотребление спиртным в глазах окружающих людей. Однако эта система постоянно терпит крах и алкоголику приходится изобретать все новые «доказательства» пользы, которую якобы приносит спиртное.

Алкоголик стремится преувеличить свою социальную значимость, свои бывшие успехи. С этим связано известное бахвальство больных алкоголизмом — своеобразная психологическая защита «алкогольной личности».

Еще одним проявлением алкогольного снижения личности при типичном алкоголизме является так называемый алкогольный юмор. Это плоский юмор, с использованием шаблонных, избитых выражений, стремлением шутить по любому поводу, даже о несмешных вещах, рассказывать старые анекдоты, безконечно повторять всем надоевшие рассказы о своих «подвигах». Обычно смешно бывает только самому алкоголику. У окружающих такой юмор вызывает недоумение и раздражение.

При типичном алкоголизме постепенно нарастает алкогольная деградация личности. Ухудшается память, интеллектуальные способности резко ослабевают, больные неспособны к интеллектуальным видам деятельности. Профессиональные навыки низкоквалифицированного труда сохраняются дольше, но со временем и они утрачиваются. Больные теряют семью и работу, становятся тунеядцами и постепенно скатываются все ниже и ниже. Происходит так называемая социальная декомпенсация.

Помимо психических нарушений, на этой стадии появляются заболевания внутренних органов и центральной нервной системы, напрямую или косвенно связанные с воздействием алкоголя. Поражаются практически все органы и системы. Раньше эти нарушения описывали как соматические осложнения алкоголизма, теперь их считают закономерным проявлением алкоголизма в соматической сфере.

В наибольшей степени страдает печень, так как на нее падает большая нагрузка по утилизации алкоголя — возникает жировая дистрофия печени, хронический алкогольный гепатит и затем алкогольный цирроз печени. Печень у больных алкоголизмом обычно увеличена, болезненна при ощупывании.

Второе частое осложнение — алкогольная кардиомиопатия. В отличие от других заболеваний сердца, не связанных со злоупотреблением алкоголем, при алкогольной кардиомиопатии четко видна связь с периодами массивного пьянства — во время запоя и похмелья все проявления значительно утяжеляются, и может произойти декомпенсация (острая сердечно-сосудистая недостаточность, инфаркт).

Повышение артериального давления — тоже частое явление. В отличие от типичной гипертонической болезни при алкогольной гипертонии тоже имеется явная связь со злоупотреблением. В состоянии опьянения и похмелья артериальное давление очень высокое, но довольно быстро снижается при воздержании, и в светлые промежутки даже могут быть нормальные цифры артериального давления. Но у некоторых больных гипертония приобретает стойкий характер и нередко ошибочно диагностируется как гипертоническая болезнь. Средства, которые обычно используют для лечения больных с гипертонической болезнью, чаше всего малоэффективны для лечения алкогольной гипертонии, здесь совсем другие механизмы и закономерности.

Часты заболевания желудочно-кишечного тракта: гастриты, панкреатит, язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки и многие другие. Их обострения также связаны с периодами пьянства.

Длительность 2-й стадии зависит от темпа развития заболевания. При типичном течении она продолжается 8–13 лет, при злокачественном — около 3–5 лет.

Смерть больных может наступить уже на этой стадии: в состоянии тяжелой абстиненции (похмелья), при длительном запое (так называемая «смерть от опоя»), при тяжелом алкогольном делирии (белой горячке), из-за самих тяжелых нарушений, свойственных этому психозу, а также из-за различных травм, полученных в состоянии алкогольного опьянения, из-за тяжелых заболеваний внутренних органов (как следствие злоупотребления алкоголем), из-за самоубийств (чаще всего в состоянии похмелья или во время запоев), а также при длительной алкогольной депрессии.

Третья стадия типичного алкоголизма

Эту стадию также называют конечной, или энцефалопатической.

Началом этой стадии является снижение переносимости спиртного (толерантности). Сначала снижается разовая доза, которую алкоголик может выпить. Выраженное опьянение наступает от все уменьшающихся доз спиртного. Не даром говорят: «Старый алкоголик пьянеет, понюхав пробку». Однако суточная доза остается прежней, поскольку больной пьет малыми дробными дозами в течение всего дня, а иногда и ночью. Затем снижается и суточная доза.

Многие больные в 3-й стадии из-за снижения выносливости к спиртному переходят с крепких спиртных напитков на крепленые вина или пиво. Часты случаи употребления суррогатов с последующим тяжелым опьянением.

Утрата количественного контроля в опьянении наступает уже от самых малых доз спиртного. Полная утрата ситуационного контроля обусловливает выпивки в любой обстановке. Это связано и с прогрессирующей деградацией личности. В 3-й стадии алкоголизма усиливаются прежние изменения личности и появляются новые. Нравственное огрубение — наиболее рельефный признак. Утрачиваются эмоциональные привязанности. Больные безразличны к близким, пренебрегают самыми элементарными моральными и этическими нормами, общепринятыми принципами. Грубость, цинизм, безудержная злобность и агрессивность — обычные черты для алкоголиков этой стадии. Полностью утрачивается интерес ко всему, что не связано с выпивкой.

Одновременно стираются прежние черты характера, которые заострялись в 2-й стадии, и все больные с 3-й стадией алкоголизма со временем становятся похожими друг на друга.

Все больше нарастает алкогольная деградация личности. Еще больше, чем во 2-й стадии, снижается способность правильно оценивать и относиться к себе и своей страсти. Безпечность и благодушие сочетаются с грубым цинизмом и плоским «алкогольным» юмором.

Настроение крайне неустойчиво — умиление со слезливостью может тут же смениться раздражительностью, злобой и агрессивностью.

Одной из форм деградации алкоголика является синдром Джекилла-Хайда (Dr. Je Kyll and Mr. Hyde syndrome) — временное полное изменение личности. Человек как бы исчезает и на его месте возникает совершенно иная личность, с иными чертами характера, зачастую злобная и безсовестная. Характер синдрома Джекилла-Хайда явно указывает на подселение беса в человеческую душу, демоническую одержимость. Это закономерно: когда человек долговременно потворствует своей страсти, эта страсть (демон) начинает явным и пагубным образом управлять человеком, разрушая его разум.

В 3-й стадии алкоголизма появляются и усиливаются признаки алкогольной энцефалопатии. Это органическое поражение головного мозга, характеризующееся дистрофическими изменениями и стойкими и необратимыми психическими нарушениями. Прогрессируют расстройства памяти и снижение интеллекта.

Нарастает пассивность, вялость, безразличие ко всему, кроме выпивки. Утрачивается профессиональная квалификация.

Форма потребления систематическая, но чаще запойная. В промежутках между запоями больной испытывает слабость, разбитость, настроение сниженное с преобладанием безпричинно злобного или тоскливого.

Предзапойный период характеризуется сновидениями, тематика которых связана со злоупотреблением спиртным, пьянками.

В первые дни запоя алкоголик на 3-й стадии развития болезни может выпить меньшее, чем во 2-й, но все же сравнительно большое количество спиртного. В течение всего запоя он находится в состоянии почти непрерывного тяжелого опьянения. Однако с каждым последующим днем тяжелое опьянение наступает от все меньших доз алкоголя.

Все больше утяжеляется его общее состояние. Нарастает слабость, головокружение, одышка, аппетит отсутствует, часты рвоты и общее истощение. Нарушается сердечный ритм и ритм дыхания, артериальное давление снижено, постоянны потливость и дрожание рук и головы, походка неуверенная, мышечная сила снижена, часты судороги мышц рук и ног.

В течение запоя нарастает непереносимость алкоголя и отвращение к нему. В этом периоде часты припадки по типу судорожных припадков при эпилепсии, а также алкогольные психозы.

Если во 2-й стадии запои обрываются под влиянием внешних причин (угроза потери работы или семьи, отсутствие денег на спиртное), то в 3-й стадии запой обычно обрывается из-за того, что наступает непереносимость спиртного и больной больше не может пить.

Длительность запоев в начале 3-й стадии, когда переносимость спиртного (толерантность) еще довольно высокая, может составлять от нескольких недель до нескольких месяцев.

Перед новым запоем вновь нарастают расстройства настроения, появляются сновидения с алкогольной тематикой, ухудшается сон и общее состояние.

Одним из самых опасных осложнений алкоголизма 3-й стадии является алкогольный психоз, острая форма которого — белая горячка (алкогольный делирий).

Выше мы отмечали, что мере того, как человек помрачает в себе образ Божий, им все больше овладевают падшие духи. Они начинают являться алкоголику в видимых и слышимых образах. Как пишет Р. Т. Богомолова[3], больные даже в привычных вещах видят что-то угрожающее, поэтому они могут в любой момент совершить непредсказуемые поступки. Автор ссылается на ряд современных исследований, которые мы приводим ниже.

Г. П. Колупаев, Л. Л. Галин[4] пишут, что больным мерещатся звери, насекомые, бесы, разбойники и т. п. Слышатся шум, музыка, стрельба, поэтому они часто обороняются, бегут, выпрыгивают из окна. Эти же авторы приводят трагический случай. Молодой офицер с женой пригласили к себе в гости на ужин товарища с невестой. Распили три бутылки крепленого вина. Спать легли поздно. А рано утром, выпив крепкого чаю, офицер с женой поехал в командировку. Сели с ним попутно и гости. При выезде из города офицер неожиданно увидел на своем пути странные «блики и блестящую ленту». К лобовому стеклу стремительно приближался какой-то яркий предмет, который увеличивался в размерах, издавал необычную мелодию. От изумления и страха офицер круто повернул руль, и машина на скорости 80 км врезалась в дорожный знак. Жена погибла. Офицер и его спутники были доставлены в больницу с повреждениями головного и спинного мозга.

Как сообщает В. И. Бегунов[5], его больные в состоянии классической белой горячки слышали голоса с высказываниями оскорбительного характера и неприятного содержания, касающимися нередко интимных сторон жизни. При нетипичном делирии больные испытывали тягостные ощущения в теле. «Змея мягкими зубами прогрызла позвоночник» и «вылизала мозг», «пальцами прочищали клапаны сердца», «вытягивали мозг, нервы, мышцы», «ноги вытягивали до невероятно больших размеров», «расширяли грудную клетку», «раздували живот».

В ряде случаев больные говорили, что «в каждой вещи живет чья-то душа», любой реальный предмет — «чей-то двойник». Больные видели и ощущали «материальные лучи атмосферных частиц» в виде пылинок и мелкого проса, при помощи которых преследователи «грели» различные участки тела. При этом наблюдалось помрачение сознания.

В наблюдениях Ф. С. Подольного[6] в периоде психоза больные слышали шум, гул, отдаленную музыку, неразборчивую речь. Знакомые и незнакомые голоса спорили с ними, ругались, обсуждали различные мнимые происшествия, поступки и дела. Иногда слышались звуки работающих моторов, плач людей, топот лошадей.

В исследованиях Е. П. Соколовой[7] алкогольный психоз у женщин характеризовался в основном зрительными галлюцинациями. Чаще это были мошки, звери, чудовища, мужчины в скафандрах, ползающие зеленые змеи, цветные пляшущие бесы.

Большинство этих нервно-психических расстройств сопровождалось сильным страхом. Одни больные набрасывались на мышей с молотком, пытались давить бутылкой клопов, тараканов. Другие снимали якобы паутину с пальцев рук и ног, вытягивали ее изо рта. Больные видели страшные лица, стариков, старух, невероятных животных, чудовищ. Некоторым слышались голоса преследователей либо колдунов. Голоса чаще доносились из различных отверстий, окна, туалета, даже слышались в затылке, желудке, в груди и в сердце.

У одной больной психоз начался с обонятельных галлюцинаций (зловонный запах из носа и рта), затем появились бредовые переживания, связанные с колдовством, позднее присоединились мужские голоса устрашающего характера, которые запрещали смотреть на людей, сообщали, что в желудке сидит нечистая сила.

Обычно больные жаловались на чувство жжения, уколы, ощущение огня во рту, дуновение ветра, укусы животных.

А. Н. Ибатов и А. А. Бажин[8] сообщают о том, что их пациенты-женщины слышали голоса, которые сообщали больным об аморальных историях, связанных с их поведением. Такие больные были нелюдимы, задумчивы, двигательно заторможены, говорили о безысходности и высказывали мысли о самоубийстве. У некоторых больных психоз длился от одного до полутора месяцев.