Согласно святоотеческому учению демоны имеют своеобразную «специализацию». Находясь во зле, они имеют некоторую свободу, потому что могут из многих зол выбирать одно, наиболее для них приятное. Этой страстью они и живут, стараясь через нее поработить человека и овладевать его душой и телом.

Падший дух, желая овладеть человеком, не всегда действует властительски, но ищет привлечь его согласие на предлагаемый грех. Получив согласие человека на злоупотребление спиртного, бес пьянства овладевает им.

Вполне допустимо предположить, что бесы усиливаются за счет внутренней энергии человека, трансформируемой в страстном услаждении. Если, по словам св. Иоанна Дамаскина, Ангелы «созерцают Бога, насколько для них возможно, и имеют это пищею», то демоны, для которых созерцание невозможно, могут получить энергию только через человека, приспособляя его энергетику для своего потребления. Для этого они стараются уподобить человека себе, сделав его средой, пригодной для своего пребывания.

Страстный и грехолюбивый человек является для них превосходной питательной средой. Раздувая в нем энергию страстей, пожирающую его жизненные силы, демон питается и усиливается в этой среде. Вот одна из причин, почему страстный и грешный человек буквально облеплен бесами. Столкновение с такими людьми вызывает у духовно здорового христианина чувство ужаса и отвращения. Ведь недаром святые подвижники говорят: «Какой человек, такой и дух вокруг него».

Кроме того, соединяясь с грешником, падший дух использует его тело как инструмент услаждения страстями. В частности, блаженный Августин указывает на бесов, называемых инкубами и суккубами, которые, принимая соответственно образ мужчины или женщины, вступают в половое сношение с развращенными людьми. То же можно сказать и о бесе пьянства.

Соединяясь с предавшимся страсти к спиртному человеком, нечистый дух полностью подчиняет своей власти его душу и тело, использует несчастного как инструмент для своего услаждения. Недаром в народе существует поговорка «напиться до чертиков». Известно, что в состоянии белой горячки, пьяницы видят падших духов, гоняются за ними, спорят с ними.

Кроме традиционной попытки современной науки объяснить этот факт результатом психического умопомешательства, уместно будет указать и на более глубокие, духовные причины данного феномена.

Издревле, колдуны, шаманы, маги употребляли одурманивающие вещества для вхождения в определенные мистические состояния при которых они начинали видеть мир падших духов и общаться с ним. Исследования современных ученых подтвердили факт специфического воздействия алкоголя и наркотиков на мозг, при котором у человека начинаются различного рода видения, галлюцинации, так называемые «путешествия в подсознательное». То есть человек упившийся вином зачастую становится проводником демонической воли. Недаром, довольно часто протрезвевшие люди, вспоминая свои «пьяные подвиги», ужасаются и отрицают возможность слов и поступков совершенных им в пьяном виде.

Как уже говорилось выше, за алкоголизмом, как правило, стоит инспирирующая эту болезнь демоническая сущность, и от этой духовной нечисти с помощью традиционной медицины избавиться невозможно. И если не приступать к духовному исцелению в Богоданной лечебнице — Православной Церкви, то добиться полного исцеления от пристрастия к алкоголю невозможно.

Кто прародитель всех грехов? Святитель Кирилл Иерусалимский поясняет: «Первый виновник греха и родоначальник зол есть диавол. Не я говорю это, но Господь сказал: потому что сначала диавол согрешил (1 Ин. 3, 8). Прежде него никто не грешил. Согрешил же он не от природы — по необходимости, получив наклонность ко греху; иначе вина греха падала бы опять на Того, Кто устроил его таким. Напротив того, будучи создан благим, по собственному произволению сделался диаволом, от дел своих получив себе имя („диавол“ в переводе означает „клеветник“). Быв архангелом, впоследствии назван диаволом за клевету; быв добрым Божиим служителем, стал сатаною в полном значении сего имени, потому что „сатана“ значит „противник“. И это — не мое учение, но духоносного пророка Иезекииля. Он, творя плач о сатане, говорит: Ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием (Иез. 28, 12–13). И через несколько слов: Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доко­ле не нашлось в тебе беззакония (Иез. 28, 15). Весьма хорошо сказано не нашлось в тебе, не отвне привнесено зло, но сам ты породил его. В следующих словах пророк сказал и причину: От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю (Иез. 28, 17). Согласно также с сим говорит Господь в Евангелии: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10, 18). Видишь согласие Ветхого Завета с Новым. Диавол пал и многих увлек с собою в отступление. Он влагает похотения в покоряющихся ему. От него прелюбодеяние, блуд и все, что есть худого. Через него праотец наш Адам низринут и тот рай, который сам собою приносит чудные плоды, променял на приносящую терния землю»[1].

Другой пророк, Исаия, говоря о падшем херувиме, сатане, пишет: Как упал ты с неба, денница, сын зари/разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней (Ис. 14, 12–15).

Мы видим, что сатана желает:

1. Быть подобным Всевышнему.

2. Желает поклонения.

3. Преданности.

4. Желает, чтобы ему служили люди, призванные служить Богу.

5. Желает, чтобы люди поверили, что он добр, а Бог зол.

Хотя злые духи невидимы нашими телесными очами, но они, говорит Антоний Великий, «видимы бывают в наших грехах. Они существа духовные, но существа, удалившиеся от Бога, получившие различные имена, сообразно беззаконным свойствам и делам их»[2].

В Библии мы находим следующие наименования падших духов: диавол (Иов. 1, 6–9; 12, 1–7; Пс. 106, 6; Зах. З, 1–2; Прем. 2, 24; 1 Цар. 21, 1; 1 Мак. 1, 36; Мф. 4, 1, 5, 8,11; 13, 19. 39; 25, 41; Лк. 4, 2–3, 5–6, 13; 3, 12, 22, 31; Иов. б, 70; 8, 44; Деян. 10, 38; 19,13,15; 1 Пет. 5, 8; 1 Ин. 3, 8, 10; 2 Кор. 12, 7; 1 Сол. 2, 18; 1 Тим. 3, 6–7; Алок. 12, 9, 12; 2, 10 и др.). Слово «диавол» с греческого значит «клеветник», «наветник», «обольститель». «Сатана» в переводе с еврейского («сатан») — «противник», «коварный», «враждебный», «обольститель», «губитель». Под этим именем иногда вообще разумеются падшие духи, иначе они называются духами злыми, или ду­хами злобы (Лк. 8, 2; Еф. 6, 12; Деян. 19, 13, 15), нечистыми (Мф. 12, 43–45; 10, 1), бесами (Мф. 12, 24–28; Мк. 16, 17; Иак. 2, 19), духами бесовскими (Алок. 16, 13–14), падшими ангелами (2 Пет. 2, 4; Иуд. 6 и др.).

Но преимущественно имя диавола присваивается в Писании одному, главному из злых духов и их начальнику — Люциферу (Мф. 9, 34; 25,41; Ин. 8,44; 1 Ин. 3, 8; Алок. 12,9; 20. 2), который иногда называется и другими именами, например, диаволом и сатаною (Алок. 12, 7–12), искусителем (Мф. 4, 3) и обольстителем (Алок. 12, 9), веельзевулом (Лк. 11, 15), Велиаром (2 Кор. 6, 15), Асмодеем (Тов. 3, 8), отцом лжи (Мк. 8,44), аввадоном (Иов. 28, 22), господином смерти (Евр. 2, 14), князем мира сего (Ин. 12, 31), князем, господствующим в воздухе (Еф. 2, 1–2), князем бесовским (Мф. 9, 34; 12, 24,), злодеем (1 Ин. 2,13). Называются иногдадетьми диавола и сатаною и люди по злым качествам души их (Ин. 6, 70; 8, 44; Ин. 2, 10; 3 Дар. 11, 14, 23, 25)2.

Другое наименование — слово «демон». Демон (Тов. 6, 8,15,18; 8, 3; Втор. 32,17) — это злой дух, диавол. Еврейское слово «шедим» означает господ, властителей (имеет смысл «обладать», «господствовать») или опустошителей (означает «быть сильным», «насильственно действовать», «повелевать», «грабить», «опустошать»)47. Употребляется слово «велиал» (Пс. 40, 9), означающее «негодный», «нечестивый», «злой». Велиар (2 Кор. 6,15) — слово это с еврейского значит «негодяй», «развратный», «нечестивый», «злой» (Втор. 12,13; Суд. 19, 22; 20, 13; 1 Цар. 1, 16; 2, 12; 10, 27; 25, 17; 30, 22; 2 Цар. 20,1; 17,7; 3 Цар. 21,10). Одновременно — «виновник нечестия, всякого зла и бедствия» (Пс. 17, 5; 40, 9). Подобным образом в Новом Завете у апостола Павла название это присваивается диаволу, виновнику идолослужения и всех злодеяний (2 Кор. 6, 15) и темных культов.

В сирском переводе вместо «Велиал» стоит «Велиар», что также значит «начальник ничтожества, всякого зла и нечестия».

Слово «веельзевул» встречается в Новом Завете (Мф. 10, 25; 12, 24, 27; Мк. 3,22;Лк. 11, 15, 18, 19), и под ним нужно понимать начальника злых духов, или главного из них, которого иудеи называли князем бесовским и которого Сам Господь называет сатаною (Мк. 3, 21–26). Впрочем, дословный перевод этого имени означает «господин мух». Часто в Новом Завете употребляются слова «бес», «бесы», «беси», «демоны», «духи нечистые» (Мф. 7,22; 8, 31; 9, 34; 10,8; 12,24–29; 17,18; Мк. 1, 34; 5,12; 7,26, 29–30; Лк. 4,41; 8, 27; 10,17;

13,16; Ин. 10,20–21; 1 Кор. 10, 20–21; Алок. 9, 20; 16, 13–14 и др.). Бесами и демонами в Священном Писании называ­ются злые духи, составляющие вместе с их князем, диаволом, темное бесовское царство.

После ниспадения злых духов с неба в область поднебесную, или воздушную (Еф. 6,12), для них стал вовсе недоступен мир небожителей, и потому все их злостное внимание обращено исключительно на близкую им землю, с тем чтобы здесь между людьми сеять зло. Зло, таким образом, составляет насущную потребность демонов, которые ни о чем не мыслят, кроме зла, ни в чем не находят успокоения или наслаждения, кроме злой деятельности. Чувство добра, как и Царствие Божие, ненавистно им.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Падшие духи низошли с высоты духовного достоинства; они ниспали в плотское мудрствование более, нежели человеки. Люди имеют возможность переходить от плотского мудрствования к духовному; падшие духи лишены этой возможности. Люди не подвержены столь сильному влиянию плотского мудрствования, потому что в них естественное добро не уничтожено, как в духах, падением.

В людях добро смешано со злом и потому непотребно; в падших духах господствует и действует одно — зло. Плотское мудрствование в области духов получило обширнейшее, полное развитие, какого оно только может достигнуть. Главнейший их грех — исступленная ненависть к Богу, выражающаяся страшным непрестанным богохульством. Они возгордились над Самим Богом; покорность Богу, естественную тварям, они превратили в непрерывающееся противодействие, в непримиримую вражду. Оттого падение их глубоко, и язва вечной смерти, которою они поражены, неисцелима. Существенная страсть их — гордость; они обладают чудовищным и глупым тщеславием, находят наслаждение во всех видах греха, вращаются постоянно в них, переходя от одного греха к другому. Они пресмыкаются и в сребролюбии, и в объедении, и в прелюбодеянии. Не имея возможности совершать плотские грехи телесно, они совершают их в мечтании и ощущении; они усвоили безплотному естеству пороки, свойственные плоти; они развили в себе неестественные им пороки несравненно более, нежели сколько они могут быть развиты между людьми.

Падшие духи, содержа в себе начало всех грехов, стараются вовлечь во все грехи людей с целью и жаждою погубления их. Они вовлекают нас в разнообразное угождение плоти и корыстолюбие, славолюбие, живописуя перед нами предметы этих страстей обольстительнейшею живописью»[3].

Как указывает преподобный Нил Мироточивый, «бесы безвозвратно погибают не оттого, чтобы для них не было прощения, но оттого, что они не только не каются, но еще и гордятся своими богомерзкими делами»[4].

Демоны ничего не могут сделать Творцу, Который, являясь Всемогущим Богом, находится в недосягаемости для всякого воздействия со стороны твари. Поэтому всю свою злобу они обратили на человека, являющегося образом Божиим, и, зная, что Господь любит Свое создание, стремятся как можно больше навредить предмету Его любви.

В реальной жизни сатана делает все, чтобы отвлечь человека от горнего мира, погрузить его в море чувственных страстей. Воздействуя на чувственную сферу человека, он побуждает его к страсти к спиртному, табакокурению, наркомании, блуду, сребролюбию и т. п. Падший дух знает: до той поры, пока грешник пресмыкается в прахе своих страстей, он не в состоянии внять призывам Всевышнего. Алкоголизм — бесовский ошейник для человека, погрязшего в грехи и неверие.

[1] Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский. Второе огласительное слово // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. № 2. 1990. Стр. 64.

[2] Преподобный Антоний Великий // Христианское чтение. 1826. Стр. 484–485.

[3] Святитель Игнатий (Брянчанинов). О Православии // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. № 2, 1990. Стр. 83.

[4] Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого. Афон: Благовещенская обитель старца Парфения, 1912. Стр. 32.