ДРУГОГО ПУТИ НЕТ!
Православный опыт помощи алкоголезависимым людям
В Свято-Троицкой Александро-Невской лавре продолжает работу Школа трезвения, где на специальных курсах оказывается людям помощь в преодолении алкогольной, табачной и игровой зависимостей. Таких курсов со дня основания Школы трезвения прошло уже двадцать. Наибольшее число тех, кто получил здесь реальную помощь — это те, кто был зависим от алкоголя. По многочисленным просьбам прихожан храмов из разных епархий Русской Православной Церкви о принципах оказания помощи алкоголезависимым людям в Школе трезвения рассказывает корреспонденту подмосковной газеты «Благовестник» Татьяне Погодиной руководитель Школы Владимир Анатольевич Цыганков.

— В начале хотелось бы познакомить Вас, Владимир Анатольевич, с подмосковными читателями.

— По профессии я инженер-механик. Помощью людям, зависимым от алкоголя, табака, игровых автоматов, занимаюсь девятый год. Мой духовник, настоятель храма во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» на заводе АТИ (С.-Петербург) протоиерей Иоанн Миронов, крестивший меня восемь лет назад, дал первое послушание — помогать алкозависимым людям. Тогда меня просто изумило такое странное послушание — никогда в жизни не думал этим заниматься. Люди, употребляющие алкоголь, казались мне дикими, глубоко неинтересными, абсолютно чуждыми, типа марсиан, которых следует сторониться. Тогда думал, что ничего полезного дать им не смогу.

Но прошло некоторое время, и с удивлением обнаружил, что люди слушают меня с интересом, остаются после занятий, задают вопросы. Понимаю, что произошло это не по моей воле. Поразило, что батюшкино благословение исполняется. Он мне помог найти своё призвание, стезю по жизни. Самостоятельно никогда бы её не нашёл.

— Что представляет собой Школа трезвения?

— Школа наша молодая. В этом году в октябре ей исполнилось два года. С Божией помощью удалось отремонтировать в Александро-Невской лавре небольшое помещение, создать очаг трезвости. Занятия проходят обычно по средам раз в неделю. Собираются те, кто желает преодолеть алкогольную, табачную, игровую зависимости, а также родители и супруги зависимых людей. Проводим с ними беседы. Общение проходит у нас на душевном уровне. На духовном совершается в церкви, медицинскую помощь оказывают врачи. Мы стремимся создать такую комфортную человеческую атмосферу, чтобы каждый смог раскрыться.

У меня задача добротного практикующего психолога, любящего свою профессию и людей, которые приходят. Основная цель, которую мы ставим перед собой — дать возможность человеку измениться, поработать над собой, помочь сделать первые шаги к нормальной трезвой жизни и почувствовать её радость.

— А чем-то ваша Школа отличается от обычной?

— Если в обыкновенной школе учитель учит ученика, то у нас каждый слушатель — учитель для себя. Мы никого не поучаем, ничего не навязываем, не читаем мораль. Просто общаемся, учимся открытости, коммуникабельности. Когда человек проговаривает свою проблему, он осмысливает её, получается обратная связь.

Одно из условий выздоровления — не замыкаться, как это делают алкоголезависимые люди. Когда человек пытается решить свои проблемы в одиночку, он действует наобум. А в группе он получает сразу несколько ответов на свои вопросы. Братья и сёстры выражают своё отношение, рассказывают, как бы они поступили в том или ином случае. Слушатель видит себя со стороны, отражаясь в группе, как в зеркале.

И ещё, что очень ценно — он имеет уникальную возможность применять и использовать опыт тех, кто преодолел пагубную страсть.

— Есть ли в школе люди, которые не пьют годами? Ведь известно, что кодировки, например, дают лишь временное облегчение.

— Много ли в нашей стране людей, опустившихся на самое дно алкогольное и сумевших из него выбраться? У нас такие есть.

Более 10 лет назад один из наших братьев был уже одной ногой на том свете. Его откачивали в больнице. Когда он, лежа под капельницей, очнулся и открыл один глаз, то полез в карман и, достав десятку, сказал санитару: «Сбегай в гастроном!» Более чем 10-летний опыт трезвости и у другого нашего брата. То, что они говорят, не вычитаешь ни в одной наркологической книжке. Они рассказывают выстраданное ими самими и потому говорят убежденно. Слушатели чувствуют это, заражаются добрым настроем, которого им не хватало в жизни.

Чтобы человек начал исправляться, у него надо не только мысли, но и чувства затронуть. Когда он видит перед собой людей трезвых, убеждённых, когда они рассказывают и показывают, почему трезво жить хорошо и счастливо — это заряжает людей на то, чтобы себя менять.

— Владимир Анатольевич, Школе трезвения всего 2 года, откуда взялись люди с более чем 10-летним стажем трезвости?

— Это уже история. Традиции трезвенного движения уходят в прошлое. В конце XIX века пастырь-подвижник Александр Васильевич Рождественский при Воскресенском храме у Варшавского вокзала в Санкт-Петербурге основал знаменитое Александро-Невское общество трезвости. В 1918 году русские общества трезвости были запрещены. Многие из видных деятелей православного движения приняли мученический венец. В советские времена, в 70-х годах, выдающийся ученый-психофизиолог Геннадий Андреевич Шичко создал клуб, который впоследствии стал именоваться «Бодрствование». После его смерти в 1987 году руководителем клуба был избран Владимир Алексеевич Михайлов, который соединил дело отрезвления народа по методу Шичко с православным просвещением и воцерковлением. Несколько лет я был его заместителем, а после кончины В. А. Михайлова в 2006 году стал председателем клуба. Здесь получили исцеление многие страждущие недугом алкоголизма, включая и наших товарищей, которых я упоминал.

Замечательно, что клуб «Бодрствование» действует на заводе АТИ при храме во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», где настоятелем и духовником православных трезвенников служит известный петербургский батюшка Иоанн Миронов. Сейчас на улице Цветочной (завод АТИ) у нас начинается серьёзная работа.

— Что-то особенное?

— Мы там имеем гораздо большее помещение, чем в лавре и можем принять до 150 человек. А работа заключается в том, чтобы служить людям. Это вторая ступень исцеления. Тот, кто прошёл первую — сумел побороть свой недуг, — поднимается на вторую — начинает отдавать то, что накопил сам, помогать другим, вести диалоги с новичками. Эта помощь ощущается очень сильно алкоголезависимыми людьми и теми, кто сам был в такой же зависимости, как вновь пришедшие. Когда человек начинает служить добру, он чувствует прилив и душевных, и духовных сил. Это даёт импульс духовного и душевного возрастания, у которого, как известно, нет предела. Люди, прошедшие первый этап выздоровления, могут служить во славу Божию помаленечку. Большими шагами здесь шагать не надо. В нашем мире, пропитанном насквозь эгоцентризмом, никто не хочет пальцем пошевелить просто так. А для них такое служение — большой духовный подъём, истинно христианское воспитание. Они становятся гораздо нравственнее тех людей, которые не увлекались алкоголем.

— А как люди приходят к вам?

— По-разному. Кто-то услышал от знакомых, родственников, друзей. Начали выпускать буклеты. У нас нет маниакальной задачи набрать как можно больше людей. И в то же время прекрасно понимаю, что слово Православной Церкви должно быть на самом первом месте, а не реклама всяких сект, колдунов, экстрасенсов и прочих. Мы вовсе не собираемся загонять всех в церковь, но у людей должен быть выбор. А что сейчас? Откроешь любую газету, а там только колдуны да «бабки». А о Православной Церкви там ни слова.

— Верующие люди обращаются за помощью?

— Да где вы видели среди алкоголиков верующих людей? Бывает, конечно, кто-то из них крещен, кто-то в пьяном виде в церкви свечки ставил. Воцерковление происходит гораздо позже, и это естественно. С такими пороками, как пьянство, алкоголизм, наркомания невозможно справиться, если не подняться над тем миропониманием, которое даёт современное общество. Оно преподносит нам мораль: если ты живёшь одним днём — бери от жизни всё, наслаждайся, живи в своё удовольствие. А если человек нашел Бога, то на всё, даже на отношение к семье, к работе, к своему отдыху, увлечениям он смотрит по-иному. Если раньше он думал, что всё для него, то верующий понимает, что человек живет не только в этом мире. Он — не только плоть, в нем есть дух, который требует пищи. Именно поэтому и страдает, и мучается человек, что не получает этой духовной пищи.

Придя в церковь и встав на путь духовной жизни, люди начинают чувствовать сразу силу, помощь Божию. Их и уговаривать не надо. Особенно наркозависимых. Демонический мир зла держит их железной хваткой. Когда они начинают молиться, то ощущают, как она ослабевает. А наркоманы — это не просто грешники, это всё люди с криминальным прошлым и настоящим. Были случаи, когда наркоманы, придя к Богу, даже без лечебной, психотерапевтической помощи исцелялись. Потому что духовная помощь выше и сильнее. Также и алкоголезависимые люди…

— А если случайный человек звонит по телефону?

— Мы честно говорим, что предлагаем путь только Православной Церкви, потому что считаем её близкой по культуре, историческим и духовным корням. Это та самая настоящая Святая Апостольская Церковь, о которой говорится в Символе веры.

— Слышала, что некоторые из слушателей принимают обет трезвости.

— Обет — это не задача Школы трезвения, это духовная проблема. Она решается с духовником, священником. Мы чётко разделяем: если нужна медицинская помощь, её оказывают медики, духовную проблему решают священники, а мы как бы промежуточное звено. Мы проводим психологическую и педагогическую работу, стараемся показать человеку дорогу в храм и поставить его перед рядом вопросов.

Обет трезвости — это очень важный и ответственный шаг перед Господом. К сожалению, понимания его не хватает не только в мире внешнем, но и в церковной среде. В нашей Петербургской епархии авторитет православной трезвости на достаточно высоком уровне. Потребовались годы, чтобы убедить, что трезвость совпадает с православием. А когда я начинал, то многие говорили: «Какое отношение трезвость имеет к Православию? Вино дано Богом! Пей умеренно! Не впадай в прелесть!» К несчастью, такое говорят иногда священники своим чадам, которые отказались от алкоголя, и губят тем самым их. К сожалению, ещё многие недооценивают значение трезвости.

— А почему вы считаете, что умеренное употребление алкоголя не поможет в решении проблемы?

— Думаю, что такая умеренность была возможна до революции, когда наши предки в 10-м поколении были православными, более здоровыми душой и телом. Сейчас же, когда мы все духовно расслаблены, а Православие только возрождается, когда наследственность отягощена алкоголизмом, какая уж тут умеренность?! Здесь как раз и нужно проявить здравомыслие и трезвомыслие. Чем говорить о какой-то прелести, ты лучше сам-то возьми и не пей, даже если не алкоголик. Попробуй сделать ради ближнего какой-то подвиг, а потом уж о прелести рассуждай!

Но я думаю, что усилиями православных трезвенников ситуация изменится, потому что трезвые люди сильны духом. Трезвость настолько высокоморальная идея, что у неё всегда будут последователи. И они изменят многое, и оздоровят нашу жизнь, в том числе и приходскую. А в нашей стране иначе нельзя: либо она просто вымрет от наркотиков и алкоголя, либо одумается, увидев к чему мы пришли, и исправится. А что ещё делать? Другого пути нет!

Беседовала Татьяна Погодина
Информация Отдела по противодействию наркомании
и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии