Известный врач-нарколог Д. Д. Еникеева отмечает: «Многие пьющие люди уверены, что не больны алкоголизмом, так как в их представлении алкоголик — это трясущийся субъект с сизым носом, небритый, немытый и нестриженый, потерявший человеческий облик и достоинство, постоянный „клиент“ медвытрезвителя, который пропил все, что мог, потерял свою прежнюю профессиональную квалификацию и работает грузчиком в магазине или вообще не работает, а околачивается в злачных местах в надежде на выпивку, пьет со случайными собутыльниками, а потом валяется „в отключке“ где-то под забором…

Но есть и другие пьющие люди. Они выпивают, но пока это видимым образом не сказывается ни на здоровье, ни на работе, ни на отношениях с женой. У них все пока в порядке, и они полагают, что так будет всегда. А на самом деле алкоголизм уже есть. Это его начальная стадия, когда еще нет таких тяжелых проявлений алкоголизма, как похмелье, запои, алкогольное изменение личности и социальное снижение. Если человек об этом не подозревает и продолжает выпивать, то болезнь будет прогрессировать, и неминуемо наступят все социально-психологические последствия алкоголизма. Но если пьющий вовремя узнает о том, что болен алкоголизмом, то есть шанс, что заболевание удастся остановить уже на этом, самом раннем этапе, пока еще нет никаких его последствий»[1].

Если человек, злоупотребляющий спиртным, не опохмеляется, и у него нет запоев, то он, сравнивая себя с теми людьми, алкоголизм которых уже ни для кого не секрет, думает, что ему до алкоголизма еще далеко. Но алкоголизм начинается гораздо раньше, чем думают многие люди. Страсть к спиртному развивается постепенно и незаметно. Если бы члены семьи, родственники или друзья пьющего человека знали признаки появления алкоголизма, могли вовремя заметить начало развития болезни и сразу бы пытались оказать ему помощь и поддержку, то тяжелых форм алкоголизма было бы гораздо меньше. Незнание — не только беда, но и вина по отношению к ближнему.

Этап бытового пьянства, не переходящего в алкоголизм может продолжаться от 1 года до 10 лет и более. У разных людей длительность периода злоупотребления алкоголем, предшествующего алкоголизму, различна и зависит от многих факторов: наследственности, воспитания, физического и духовно-нравственного здоровья, национальных особенностей (например, жители Крайнего Севера невыносливы к спиртному, у них алкоголизм развивается быстрее), дурного влияния окружения, возраст, с которого человек начал злоупотребление и других причин.

Начинается алкогольная трагедия незаметно, чаще всего в подростковом, а иногда и в детском возрасте. Д. Д. Еникеева указывает: «Проблема подросткового и даже детского алкоголизма в последние годы стала чрезвычайно острой, и только психиатры знают, как много сейчас больных алкоголизмом среди детей и подростков. До 65% несовершеннолетних более или менее регулярно употребляют спиртные напитки. А большинство родителей даже и не подозревают, что их сын или дочь систематически выпивают. А узнают об этом лишь тогда, когда ребенок попадает в психиатрическую больницу или в милицию после совершения правонарушения в нетрезвом состоянии…

Сами подростки никогда не обращаются к наркологам. Если родители не знают, что ребенок выпивает, то и помочь ему никто не может, а сам он к врачу не пойдет. Вот и получается, что чаще всего подростка привозят в психиатрическую больницу сотрудники милиции, а у него уже 2-я стадия алкоголизма, причем родители ни о чем даже не подозревали.

Даже эпизодическое употребление в таком возрасте — чрезвычайное событие, потому что это сразу сказывается на психике, поведении подростка, учебе в школе и взаимоотношениях с родителями. Алкоголизм у подростков развивается гораздо быстрее, чем у взрослых, и по своим последствиям он гораздо тяжелее»[2].

Признаки начала алкоголизма (их еще называют ранними симптомами алкоголизма) позволяют разграничить бытовое пьянство от алкоголизма. Не все симптомы могут проявляться. У некоторых людей отдельные симптомы проявляются иначе, возможны атипичные варианты, отличные от общеизвестных.

Самым первым симптомом алкоголизма является патологическое влечение к алкоголю (так называемая тяга к спиртному). Влечение — не только ранний, но и самый стойкий симптом алкоголизма, оно существует на всем протяжении заболевания. Именно потому его считают стержневым, кардинальным симптомом алкоголизма. Косвенные признаки патологического влечения человека к спиртному:

Множество «уважительных» поводов для пьянства. На этапе бытового пьянства человек выпивает под влиянием ближайшего окружения, потому что так принято в кругу близких ему людей, или после из настойчивых уговоров, а теперь он сам становится инициатором выпивок, и они учащаются. Если раньше человек встречался с друзьями ради общения, то теперь он не представляет себе такой встречи без выпивки. Идя в гости, непременно берет с собой спиртное.

При наличии влечения к спиртному человек не только не отказывается от предложений выпить, но уже сам становится организатором застолья по любому поводу, проявляет инициативу по покупке спиртного или контролирует количество заготавливаемых напитков. Дома он старается постоянно иметь запас спиртного, мотивируя покупку алкогольных напитков тем, что могут неожиданно прийти гости и «неудобно» их не угостить. Но обычно спиртное долго не задерживается, так как он не может оставаться спокойным, когда оно так близко и так доступно.

Поводов для выпивки становится все больше. Значительные или малозначимые события завершаются застольем, любая покупка или выполнение какого-то домашнего дела может сопровождаться предложением «обмыть». Придумать повод — не проблема.

Изменение поведения в ожидании предстоящей выпивки. Человек заметно оживляется, веселеет на глазах, начинает торопиться, чтобы побыстрее разделаться с делами и заняться приготовлениями к выпивке, поторапливает других, активно обсуждает, сколько и чего надо закупить, интересуется, кто будет принимать участие в выпивке. Все его поведение, мимика и жесты свидетельствуют о том, что он находится в предвкушении приятного события.

Положительное отношение ко всему, что связано с выпивкой. Пьющий человек защищает своих приятелей-собутыльников. Он не только не считает их алкоголиками, но и находит у них массу положительных качеств, которыми объясняет, почему ему интересно общаться именно с ними. А на самом деле ему с ними интересно потому, что можно выпить в компании, но он этого не осознает. С трезвыми людьми ему уже скучно, так как они не могут «составить компанию» для выпивки.

Трезвость им осуждается, осмеивается или ставится под сомнение ее необходимость.

Положительная оценка самого состояния опьянения. Человеку становится наиболее комфортно в опьянении, а не в трезвом состоянии. Алкоголь оценивается как средство для релаксации (успокоения), для снятия психологических барьеров при общении, как стимулирующее средство при усталости или в творческой деятельности и многое другое.

Психологический дискомфорт (неудовлетворенность, недовольство, раздражительность) при появлении препятствий к выпивке.

Появление системы оправданий собственного злоупотребления спиртным. В качестве оправдания могут приводиться «доказательства» благотворного воздействия алкоголя на организм. Могут быть и такие аргументы — употребление алкоголя необходимо по деловым соображениям, надо расширять контакты с новыми партнерами по бизнесу, а сделать это проще за бутылкой-другой в приятной обстановке, чем на трезвую голову. Или надо задобрить то одного нужного для дела человека, то другого. Придумывается великое множество других «убедительных» аргументов, оправдывающих, с точки зрения пьющего человека, его частое злоупотребление спиртным.

Зачастую создается целая система псевдоморальных алиби, которым пьющий человек оправдывает свое пьянство в собственных глазах и пытается в этом убедить своих близких. Банальные алкоголики обычно не утруждают себя построением столь сложной системы псевдоморальных алиби, их ложные доводы стереотипны и, в основном, сводятся примерно к следующему: «Все пьют», «Не пьют только больные», «Я пью как все», «Я же зарплату приношу домой» и тому подобное.

Отрицательное отношение ко всему, что препятствует пьянству. Алкоголик упрямо отстаивает свое право на употребление спиртного, несмотря на возражения и упреки близких ему людей. Больные алкоголизмом не любят разговоров о собственной пагубной страсти. Алкоголик бурно реагирует на упреки жены, не признавая своего злоупотребления спиртным. Трудно найти типичного алкоголика, который признал бы: «У меня жена — просто ангел! Сколько она натерпелась от моей алкогольной страсти и до сих пор меня не бросила!». Как раз наоборот-то его мнению, жена «пилит» его и ругает, требует денег и не позволяет ему общаться с друзьями. А если терпению жены приходит конец, и она уходит от мужа-алкоголика, то это, по его мнению, лишний раз подтверждает его правоту и теперь у него появляется новый повод для пьянства. Хорошая жена в понимании банального алкоголика — это та, которая не выступает против его страсти, во всем с ним соглашается, сама зарабатывает и дает ему на выпивку, позволяет приводить домой приятелей или пьет вместе с ним.

Перестройка нравственных принципов и жизненных ценностей. Работа, жена, семейные обязанности — все, что мешает выпить, становится в тягость и начинает раздражать. Бывает крайний вариант, когда алкоголик начинает жить по принципу: «Если пьянству мешает работа (жена), надо бросить работу (жену)».

Отсутствие критического отношения к своему заболеванию. В отличие от алкоголика, пьяница, оказавшись в ситуации, где его поглощение спиртного стало «сверх нормы», способен это понять и согласиться с другими людьми, что это нежелательно и вредно для здоровья. Он не будет вступать в безсмысленные дискуссии, а сделает для себя соответствующие выводы. Алкоголик на это уже не способен.

Приятные воспоминания о прошлых выпивках, мысли о выпивке занимают все большее место в сознании[3].

Вторым признаком начала алкоголизма является симптом утраты количественного контроля. Это тоже кардинальный симптом алкоголизма, он возникает в начальной стадии и существует на всем протяжении заболевания.

У больного алкоголизмом, в отличие от пьяницы, случаются эпизоды глубокого опьянения. Утрата количественного контроля вызывается следующими причинами:

Субъективной неудовлетворенностью пьющего степенью своего опьянения. Алкоголик стремится быстрее достичь желательной для него степени опьянения, проявляет «жадность» к спиртному.

Желанием удержать желательную для алкоголика степень опьянения. Принятая доза спиртного действует определенное время, и с течением времени эффект опьянения ослабевает. Алкоголик желает удержать желательную для него степень опьянения, а потому он «вдогонку» выпивает еще и еще

Возникновением вторичного влечения к спиртному (то есть влечения, которое возникает в нетрезвом состоянии). В наркологии это влечение называют «компульсивным». Оно возникает, как правило, уже на границе 1-й и 2-й стадии алкоголизма. Вторичное влечение наступает после превышения определенной, «критической» дозы, индивидуальной для каждого человека. У одних это 100–150 грамм крепких спиртных напитков, у других — значительно больше (400–500 гр.)[4].

Д. Д. Еникеева прелагает: «Давайте проанализируем симптомы утраты количественного контроля. Если у вас были неоднократые случаи выраженного опьянения, то вспомните и проанализируйте, почему они возникали.

Если вы не знали возможностей своего организма, то уже первый такой случай позволил вам узнать пределы своей переносимости алкоголя. Допустим, на первый раз прощается, все ошибаются и на ошибках учатся. Почему возникла передозировка во второй раз? Устали, были чем-то расстроены, не закусывали спиртное? Допустим, что так. Теперь вы уже узнали и свою переносимость спиртного, и то, что не следует пить натощак, и то, что все это может привести к тяжелому состоянию с рвотой и другими неприятными ощущениями. Почему вы не учли это в будущем и снова напивались до глубокого опьянения? Уговорили друзья? Но даже если и так, то друзья уговаривали вас выпить, а не напиваться. Кроме того, если вы взрослый, разумный человек, почему вас так легко уговорить? Вас можно уговорить на любое дело или только на выпивку? Легко ли вас уговорить на полезное дело, требующее труда и времени? Труднее, чем на выпивку?

Если у вас есть склонность к самоанализу, обдумайте, что явилось причиной передозировки в каждом случае, а потом ответьте себе самому на вопрос: а может быть, все же дело в вас самом, а все остальное — лишь самооправдание.

Известно, что каждый человек стремится делать только то, с чем он внутренне согласен. Заставить человека делать что-либо „из-под палки“ можно, но эта „палка“ должна быть очень увесистой, чтобы преодолеть его внутреннее сопротивление. А кто заставил выпить вас?»[5]. Если у вас были случаи глубокого опьянения, необходимо дать самому себе ответы на эти вопросы.

Третий ранний признак алкоголизма — утрата защитного рвотного рефлекса. Влечение и утрату количественного контроля иногда бывает сложно установить, а утрата рвотного рефлекса при приеме больших доз спиртного — симптом объективный. При утрате человеком защитного рвотного рефлекса можно с уверенностью говорить о его сформировавшемся алкоголизме. С этого момента наркологами принято отсчитывать начало алкоголизма.

Еще одним признаком перехода бытового пьянства в алкоголизм считается увеличение приобретенной толерантности (способности человека переносить определенные дозы спиртного) в 3–5 раз по сравнению с первоначальной.

При регулярном злоупотреблении спиртными напитками происходит адаптация (приспособление) организма к определенной дозе, и она уже не вызывает прежнего эффекта. При дальнейшем росте толерантности те дозы, которые на начальном этапе бытового пьянства вызывали тяжелое опьянение с рвотной реакцией, теперь вызывают лишь легкую или среднюю степень опьянения. Если будучи подростком, человек мог выпить не более 100 грамм крепких спиртных напитков, то при сформированном алкоголизме эта доза для него уже «как слону дробинка».

Следующий симптом алкоголизма называется изменением формы потребления алкоголя — систематическим приемом алкоголя. При бытовом пьянстве форма злоупотребления спиртным еще эпизодическая, частота выпивок зависит не столько от самого человека, сколько от внешних обстоятельств. С началом же алкоголизма прием становится систематическим.

Систематическая форма потребления алкоголя — не обязательно ежедневная. Ежедневной она может стать во 2-й стадии алкоголизма. Начинается систематичность с того, что промежутки между «возлияниями», как правило, не превышают 20 дней, то есть того периода времени, которое мозг человека находится под воздействием принятой дозы алкоголя.

Для крещеного в Православии человека алкоголизм определяется проще: симптомом появления алкоголизма, как страсти, является неоднократное нарушение крещеным человеком из-за спиртного каких-либо дней поста, установленных Православной Церковью. Если человек не раз каялся в таком нарушении поста и вновь нарушал его — сформировавшаяся страсть к спиртному очевидна.

[1] Д. Д. Еникеева. Книга для пьющего человека. Донецк: Сталкер, 1998. Стр. 8.

[2] Там же. Стр. 56–57.

[3] Там же. Стр. 81–89.

[4] Там же. Стр. 95–96.

[5] Там же. Стр. 102–103.